amarao (amarao_san) wrote,
amarao
amarao_san

Categories:

А я был в компьютерном городе [TAKE II]

... Мусор, мусор. Как же меня это всё задолбало.

Запомни! Мусор нужно убирать! За собой! Самому!
Есть люди, которые мусор не убирают за собой вообще. Их не любят. Часто бьют. Иногда убивают.

— Какой у вас страшный город...
— Разумеется, страшный. Я тебе потом уголовную хронику дам почитать.

Воробей радостно встрепенулся и заявил: "А у нас ещё и зомби водятся! Настоящие!".

— В общем, их не любят. Запомни - за собой мусор надо убирать. Есть такие, которые за собой мусор не убирают, а за них убирают мусор другие. Так тоже можно жить. Но плохо. Медленно. Настоящие жители компьютерного города всегда должны убирать за собой мусор.

Пока попугай говорил, Профессор всё время что-то куда-то перекладывал. Иногда он замирал и ждал чего-то. Потом, будто что-то услышав, начинал судорожно лазать по карманам, находил что-то мелкое-мелкое, крутил в руках, и куда-то клал в другое место.

Алёша удивлённо смотрел на Профессора. Тот замер в очередной раз.

— Простите, а что вы делаете?
— Я очень хороший житель компьютерного города. Я очень быстро умею работать. И я не оставляю после себя мусора. А это мусор. Данные. Которые нужны. Потом не нужны. Потом мусор, надо следить. Плохо говорить не собирая мусор. — Сказав это Профессор обсыпался мелкой пылью и начал тщательно собирать крупицы. — Важно собирать мусор правильно. Если выкинуть вместо мусора полезные данные, то будет плохо. Данные нужны, чтобы знать где ещё не собранный мусор. Он уставился на мелкую песчинку на рукаве, перевёл взгляд на левый ботинок, рассмотрел соринку там, оглядел колено, торжествующе подхватил мелкое пёрышко, растёр его в руках. Пёрышко исчезло. Профессор перевёл взгляд обратно к соринке на ботинке, растёр её, потом подцепил песчинку и растёр и её.

— Странный он...
— Не обращай внимания. Зато он очень эффективный, не боится ниток и не оставляет после себя мусора. А ещё он фиолетовый.

— Фиолетовый?
— Ну вот смотри. Ты жёлтый? — Попугай внимательно посмотрел на Алёшу.
— Ээ...
— Ну, допустим, ты жёлтый.
— А мир вокруг зелёный. Жёлтый не может жить в зелёном, так что зелёный запускает специальную программу, которая внутри жёлтая, так, что ты можешь жить как жёлтый в жёлтом мире. И всё зелёное вокруг тебя показывается тебе как жёлтое. Ну не всё, то что можно тебе видеть.
— Э... А ты какой?
— А я вообще, красный. — Попугай горделиво встряхнулся. — И я не в красной программе живу, я в красном мире живу. Одновременно с зелёным. Красный мир он как зелёный, только другой. Он живёт одновременно с зелёным миром. Т.е. не одновременно, а поочереди. Или иногда одновременно - зависит от того, кто на каком ядре.
— Ядре? Том самом, которое выкатилось?
— Да нет! Нет! На ядрах. Их несколько. Потому надо особенно аккуратным быть с нитками.
— И что, мы живём одновременно и поочереди?
— Ну, иногда одновременно, иногда по очереди. Это уж как супервизор решит.
— Супервизор?
— Ну, главный над системами.
— Системами?
— Ну, мирами. Ты в жёлтой программе в зелёном мире, я красный в красном мире. А вон один коричневый из бирюзового мира.
— Он тоже в бирюзовой программе?
— Нет, там хитрее. Бирюзовая программа когда запускается, переделывает коричневых жителей в бирюзовых.
— Зачем?
— Ну, потому что если такая же программа, но красная, запустится в красном мире, то она будет коричневых жителей переделывать в красных. Прямо на ходу. Человек как коричневый, а на самом деле красный.
— А меня могут так же переделать?
— Тебя нет. Я ж говорю - только коричневых. И коричневого в жёлтого не переделать - жёлтый мир слабенький, под него переделывающих программ нет.
— А Профессор?
— А профессор - он фиолетовый. Потому что на самом деле мир фиолетовый, но только притворяется зелёным. Потому что профессор фиолетовый, ядру не нужно притворятся для него зелёным и он работает быстрее.
— Какому ядру? На котором мы выполняемся?
— Да нет! Нет! У каждого мира есть ядро. По цвету ядра называется мир. Красное ядро - красный мир. Зелёное ядро - зелёный мир.
— Жёлтое ядро - жёлтый мир?
— Да нет! Нет! В жёлтом мире ядра нет, да и переключаться супервизором оно не умеет. Да и с процессором оно не совместимо, поэтому тебя в жёлтой программе и запустили.
— А ты же говорил, что ядро фиолетовое...
— Блин, я тебе уже объяснил, что ядро фиолетовое, но оно притворяется зелёным для зелёных программ. Твоя жёлтая программа снаружи зелёная, так что ты в зелёном мире и ядро для твоей программы притворяется зелёным. А на самом деле оно фиолетовое. По секрету скажу, что моё ядро тоже оранжевое, а не красное, но притворяется красным для меня, потому что я крнасный.
— А тебя могут сделать оранжевым?
— Эх... Не могут. Пробовали. Какая-то фигня получается. У меня размер слова жёстко задан. У оранжевого ядра слова длиннее, чем у красного, так что не получается переделать.
— А мою программу могут фиолетовой сделать?
— Наверное, могут. Если сырцы будут.
— Сырцы?
— Ну, то, из чего программы делают. Кстати, Профессор как раз занимается тем, что делает из сырцов фиолетовые программы. А ещё он умеет делать зелёные программы и даже красные и оранжевые - но красные в зелёном мире жить не могут. Так что их отправляют сразу в красный мир.
— А фиолетовое ядро красным притворяться не может?
— Не может. АПИ разное. Хотя... Есть мастер-винодел, он может сделать так, чтобы красной программе зелёное ядро казалось красным. Фиолетовое ядро притворяется зелёным, винодел переделывает его в красное и показывает программе, и программа думает, что она в красном мире.
— Круто.
— Только винодел - он того, нестабильный. Страдает сильно, по долгу службы злоупотребляя. Так что красные у него часто мрут.
— А его за это не наказывают?
— Кто ж его накажет? Да и без него красные бы в зелёном мире не работали бы. Так что терпят. Хотя иногда и выгоняют из приличных дистров.

Профессор сосредоточено выкладывал песчинки ровной цепочкой. Он смотрел на одну песчинку, переводил взгляд в другое место, там появлялась вторая песчинка; взгляд переводили на первую, потом на вторую, после взгляда на неё появлялась третья. Всё это происходило с какой-то невероятной скоростью.

Профессор довёл цепочку песчинок до конца рукава, вытащил из кармана кусочек бумажки, начал от неё отщипывать мелкие ошмётки и раскладывать их строго под песчинками.

Потом бурно закрутив головой начал их переставлять, при этом бумажки лежали на месте, а переставлялись только песчинки. Закончив, он аккуратно собрал бумажку, убрал (строго одну за другой) песчинки и уставился задумчиво в бумажку.

— Компилирует — зависливо сказал попугай. — Такие шутки получаются! Не то, что эти, коричневые. Они и мусор сами за собой не убирают, вокруг них бирюзовые бегают, да почищают....
Tags: take ii
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments