amarao (amarao_san) wrote,
amarao
amarao_san

01

Буквально с самых первых моментов в Еве развивают драму.

На самом деле, развитие драмы до первого вылета боевого робота (включая страх перед ним и т.д.) - это далёкие 70ые. Но там объяснение страха было простым и ясным. Если боятся робота, то нам объясняют, почему Этот Робот Спаситель Планеты Такой Страшный. Если боятся врага - нам показывают, как главного героя напугали. Главное же - вся эта драма решается буквально в мгновение (обычно битиём по морде лица).

В Еве же диалог изумителен: О роботе максимум: "это? я? водить? против ТОГО?" (против ангела, которого видели 10 минут назад). А дальше вся суть проблемы мгновенно от робота уходит. Синдзи в панике - но не из-за робота, как такового, а из-за прессинга отца, Мисато и Рици одновременно.

Синдзи не убегает, потому что ему страшно, он протестует против такого обращения.

Сцена мгновенно переворачивается от классического "ща он будет его водить", до совершенно непривычного для меха-сериала: разбирательстве в семейных отношениях (к моменту конфликта нам рассказали уже достаточно много, чтобы понимать причины обиды Синдзи). Дополнительную те драма добавляет то, как Гендо говорит с Синдзи (это явно наигранное) и то, как он говорит о Рей (мы можем её пользовать? Ну, она же ещё не мертва...) - потом зритель поймёт о чём речь, а пока это выглядит как эталонный "жестокий родитель".

А дальше начинается то, что выделяет Еву из всех предыдущих и последующих: на этой двухуровневой композиции (враг на подступах, конфликт с отцом) раскрывается третья составляющая - тот самый "психологизм" - мотивация поступков исходя из какой-то давней, глубокой, явно не показывамой, но очень сильной душевной боли. Герой слишком рано срывается в истерику, т.е. происходящее становится "последней каплей" - и зрителю явно показывают, что это не просто "истерик и меха", а что это "последняя капля" - и зритель вынужден принять Синдзи как человека, у которого "в душе накипело".

Если бы Синдзи просто отказался - это был бы, хоть и не классический, но более-менее понятный персонаж меха. Такие БЫЛИ в 70-80ые.

Но Сидзи, скрутив себя, говорит "боку га яримасу". При этом он не полон боевого задора, как после терапевтически-педагогического мордобития в старых сериалах. Он себя скручивает (того, который в истерике говорил "я им не нужен, они меня не любят, это всё просто таки странно"), потому что у него появилась явная, понятная причина: если не он, то окровавленная Рей. Т.е. его мотивацией для пилотирования становится не "мамору", не "каккои пизженный гандам", не "буду мстить".

Причиной его пилотирования становится, фактически, пожервование собой вместо Рей. (И за грехи наши отправили его на пилотирование Евы). Это - принципиально новое. Ранее ни разу не показанное, да и потом проявляющееся только в уж очень сильных последователях Евы (я с ходу вспомнил только Фафнера).

Полное, принципиальное отсутствие боевого духа, не потому, что герой размазня и забивается в угол пилотируемой мехи (такое было), а потому что в боевой сцены четыре стороны: Синдзи, Рей, НЕРВ, Ангел. И НЕРВ под угрозой отправить на бой Рей, заставляет Синдзи идти сражаться с Ангелом. Почти загранотряды...


При этом бой совсем не символичный (я про это и говорил в Еве меха - не декорация). Бой самый что ни на есть серьёзный...
Tags: evangelion
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments