October 20th, 2012

404

shin sekai yori

Сериал, в котором герои в 4ой серии получают ответы на все вопросы... Если бы оно не было настолько офигенным в первые серии, я бы сказал, эпикфейл. С другой стороны, они вполне могут рассматривать состояние "после получения ответов на все вопросы".

Вообще, появление циберпунка на месте самобытной культуры я всё-таки воспринимаю как сильную деградацию.

О том, что смотреть и ещё раз смотреть, об этом и говорить нечего, но начальный заряд они подрастеряли.

С другой стороны, они начали новую историю. Менее красивую. чем в начале, но всё-таки настоящую историю.

С учётом, что K и Zetsuen no Tembest тоже сбавили уровень, сейчас сабж - лучший онгоинг.
404

golden age

Я полагаю её (эту трилогию) при всех своих сказочных атрибутах, очень важной для дела футуризма, как науки (ээ... гуманитарной дисциплины), пытающейся анализировать последствия технологий.

Футуризм отличается от социальной фантастики, потому что социальная фантастика использует фантастику для анализа человека (и этим мало отличается от любой другой fiction, то бишь худлита), а футуризм всего лишь использует социальные элементы фантастики для анализа грядущих технологий. В этом смысле футуризм подобен математике, которая говорит "а если мы положим, что умножение у нас некоммутативно, какие свойства мы увидим у множества в этом случае?".

Произведение, которое описывает футуристическую часть не обязано блистать языком и стилем (как у Розова), возможно даже иметь все симптомы сказки (как у Шумила и Райта), но оно обязано детальнейшим образом раскрывать фантастическое допущение.

Итак, к golden age. Я не буду перечислять все изобретения, которые там были, благо, что большая часть из них почти не раскрыта.

Сфокусируюсь на футуристической части, на том, что меня заинтересовало (помимо идеи бессмертного владельца копирайта на бессмертие): анализе проблематики "клонирования сознания".

Суть проблемы: если тем или иным образом мы получаем возможность переноса сознания (а перенос в эпоху компьютеров означает "копирование"), если мы получаем возможность делать бэкапы сознания, восстанавливать их в случае ЧП и т.д., то что делать в случае форка? Если мы восстанавливаем бэкап, а потом приходит оригинал. Кто есть кто? Какие у них отношения? Добавим к этому возможность модифицировать сознание (мы можем передать информацию - мы можем её поменять), добавим к этому проблему этического положения искусственного интеллекта (имеет гражданские права или нет?)...

А удаление единственного бэкапа сознания после смерти человека, из которого можно человека создать - это убийство? А выключение питания сервера, на который проник "разумный вирус"?

Всё это пристально и очень детально разбирается в Golden Age. Надо сказать, что я не совсем вижу "все ответы" у Райта (Wright - автор Golden Age), но множество терминологических изобретений (любой ответ должен использовать терминологию, которая на половину определяет сам ответ по тому, что и как мы называем), которые у него звучат, однозначно заставляет добавить Golden Age в список "литературы для отсылки в дискуссиях".

Например, его, довольно изящное решение с определением "разумного существа" (самосознающее и способное к самореференции), а так же изящный троллинг вокруг этого определения: "-Ты являешься разумной? - Я была запрограммирована отвечать, что да, являюсь, и моё удаление будет убийством."

Его терминология относительно порождающихся копий (названия бранчей) и момент, когда бранч начинает считаться самостоятельной персоной (оригинал более не может достигнуть того же состояния разума, знаний и убеждений, что и копия), права бранча, отношения между бранчем и оригиналом, вытекающие из этого права наследования, особый термин для отношений копия-оригинал и т.д. - всё это замечательно.

Второе крупное футуристическое допущение: это эстетические аспекты экстремально дополненной реальности (всем, кто ща подумал "матрица" уткнуться и забыть). Концепция "эстетики" как системы поведения и выражения, принятые той или иной "школой", наложение тех или иных ограничений на допустимое для себя в дополненной реальности для достижения своего собственного стиля, автоматическая конверация выразительных средств одной школы в выразительные средства другой при коммуникации.

Сама классификация по школам заслуживает особого рассмотрения, ибо в каком-то смысле делает golden age не просто цуберпунком, но и хардкорным постмодернизмом, ибо среди всех школ выделяют несколько направлений реализма ("серые" школы), устремление к театральности и драматизации в каждой секунде и в каждом моменте ("гиасс!", то бишь "красная" школа), сугубо утилитарный минимализм, примитивизм, отрицающий возможность использования дополненной реальности...

Добавим ещё обширное множество вопросов, связанных с саморедакцией воспоминаний (например, вырезание скучных/неприятных моментов жизни из памяти), фильтрацией поступающей информации (в частности, рекламы или неприятных субъектов, с которыми не хочется общаться) и т.д. Разумеется, возможность фильтрации приводит к появлению особых направлений "школ", которые накладывают на себя дополнительные ограничения по использованию памяти - например, запрет на стирание неприятных воспоминаний, запрет на повторное воспроизведение "проживание" приятных (что делает момент с приятными ощущениями уникальным и неповторимым) и т.д. и т.п.

Чуть слабее, но всё-таки интересно рассмотрена философия и этика искусственного разума, судебная система в условиях возможности изучения чужой памяти...

Слегка рассмотрены вопросы перестроения сознания человека на другие стили мышления.

Впрочем, я слишком увлекаюсь пересказом. Трилогия крайне интересная и безусловно заслуживающего топовых позиций рядом с Бэнксом (Культура), Розовым, Шумилом, Нильсоном...

Сейчас я осилил второй том (который не был переведён на русский), начал третий. Язык там очень своеобразный, с огромным количеством прилагательных и глаголов, заставляющих постоянно лазать в словарь.

В то же время сюжетная и персональная часть очень напоминает свалку из сказок. Возможно, это не так уж и плохо, но канва повествования слишком плавно льётся сквозь мотивы легенд, древних сказок и архетипов, времён, чуть ли не Гильгамеша в перемешку с Шекспиром.

Как сюжетно-моральное повествование ("социальная фантастика") оно "ни о чём". Сравнения с ярчайшими представителями этого жанра (Стругацкие, Логинов) оно не выдерживает, более того, выглядит жалко, ибо реальной проблематики людских отношений там нет даже рядом. Оно по формату чуть выше средней руки сёнена, пожалуй, ближайшим по "интриге" можно назвать "C", или, terra e". Возможно, я не совсем ощущаю все грани английского (и так же не ощущаю грани перевода), но драматизма и тонкости ощущений мувиков Гитса, который задаёт вопросы в тонкой и незатухающей вопросительной интонации,я тоже не ощущаю.


Но как футуризм, как референсный текст про разбор тех или иных социальных и абстрактно-математических проблем, приносимых технологией - однозначно выдающееся произведение.